Три горячих вопроса по замороженной ситуации в Беларуси Игорь Шевырев

2019-03-26 09:08 37449

Белорусский президент Александр Лукашенко заявляет о намерениях идти на очередной президентский срок. На предстоящих президентских выборах.

Для Лукашенко это будет уже шестой президентский срок подряд.  

Напомним, президентство Лукашенко тянется с 1994 года.

Хотя вообще-то по Конституции, в Беларуси в должности президента нельзя быть более двух каденций подряд. Однако Лукашенко за время пребывания во власти неоднократно игнорировал нормы действующей Конституции. Жонглируя примитивными манипуляциями, Лукашенко прошел уже два круга по «два срока подряд». И вот сейчас он встал на старт уже на круг третий.

То, что Лукашенко снова будет выдвигаться в президентскую должность, нет никакой новости. Политических оппонентов у него нет, национальная оппозиция жестко придушена, демократические институции свернуты, а права и свободы граждан постоянно преследуются. Беларусь за время президентства Лукашенко превратилась в «чемпиона Европы» по числу политзаключенных в тюрьмах.

На этом фоне на предстоящих президентских выборах «интригу» может создать, разве что, сам Лукашенко. «Интрига» возникла на ровном месте. Новость не в том, что Лукашенко собрался на «шестой срок». Интрига в том, что в Беларуси допускают возможность досрочных президентских выборов. Хотя согласно белорусской Конституции, сроки президентских и парламентских выборов должны быть не ранее, чем в августе-сентябре 2020 года.

Сложно сказать, что может стать конкретным юридическим «основанием» к «досрочным выборам». По-видимому, Лукашенко подобным образом подталкивают к «отставке». Примерно так, как  в Казахстане недавно в отставку подал  Назарбаев. Например, в ЦИК Беларуси неоднократно предлагали развести во времени сроки проведения президентских и парламентских выборов. В ЦИК говорят, что подобное совмещение сроков является беспрецедентным в новейшей белорусской истории. По-видимому, нынешняя власть в Минске насколько сложно при таких раскладах сохранить политический контроль за ситуацией.  Странные «сложности» и уж точно не состоятельны как «обоснование» к досрочным выборам. Например, Индонезия, третья крупнейшая демократия в мире по численности населения (с 190-миллионами избирателями) в апреле без каких-либо сложностей одновременно проведет президентские и парламентские выборы.  Согласно демократической процедуре и без каких-либо поствыборных осложнений. 

Недавно (1 марта) в «Большом разговоре с Беларусью» Лукашенко четко заявил, что намерен баллотироваться на свой шестой президентский срок.  

Окончательно «интрига» насчет сроков предстоящих президентской и парламентской кампании утрясется в апреле.  Лукашенко в своем ежегодном президентском послании перед парламентом сделает ряд соответствующих политических мессиджей.

Отсюда вопрос первый: насколько готово современное белорусское гражданское общество (а также европейские демократические силы) защитить национальную Конституцию, а также основные принципы демократии (на случай каких-либо деструктивных сценариев)?

 2.Лукашенко в упомянутом своем «Большом разговоре с Беларусью» (1 марта) сделал еще один интересный месседж, допустив возможность подготовки конституционной реформы.

Лукашенко также подчеркнул, что хоть и готов к «шестому сроку», но не планирует оставаться в президентской должности пожизненно. Равно как и не собирается передавать власть «по наследству» либо занимаясь поисками преемника.

По сути, речь идет о готовности в Минске к сценариям «мягкой передачи» власти. Один из сценариев, как об этом мы допускали ранее.

Лукашенко даже допускает возможность перераспределение власти в пользу укрепления статуса исполнительной и судебной функций власти. Хотя лично по-прежнему является сторонником сильной президентской вертикали.

Ключевая проблема в том, что в Минске нет четкого понимания, какой конкретно должна быть реальная конституционная реформа (с точки зрения, принципов европейской демократии). У нынешней белорусской власти нет даже четкого видения программы реформ, столь необходимых для благополучного развития страны. Лукашенко даже не понимает, почему для Беларуси столь важна экономическая свобода (а также выгоды, которые создает приватизацию).

В итоге, полное политическое банкротство нынешнего белорусского правящего режима. Страна без реформ – отсутствие каких-либо перспектив для дальнейшего развития. Сложившаяся ситуация превратила нынешнюю Беларусь в «серую зону», являющуюся источником разного рода угроз. Прежде всего, для демократической Европы. В том числе, для Украины.

Белорусским демократическим силам и гражданскому обществу вообще нужна поддержка и четкие ориентиры.

Отсюда вопрос второй:  насколько демократическая Европа (и прежде всего, Украина) готовы оказать такую поддержку Беларуси, чтобы взять складывающуюся ситуацию под собственный контроль? В интересах укрепления мира и безопасности в регионе, а также перехватить инициативу к устойчивому развитию.

 3.Внешние предпосылки для европейского перехвата инициативы по ситуации в Беларуси складываются.

Сейчас Беларусь, руководимая политикой Лукашенко, по-прежнему остается под пророссийским влиянием. РФ доминирует над Беларусью во всех сферах. Например, в экономике, торговле и инвестициях, а также в культурном и информационном пространствах. Лукашенко, в принципе, и не скрывает отличную коммуникацию, сложившуюся у него с Путиным.  Например, с Путиным поговорить он может в любой момент, а встречу организовать реально в течение суток. Для сравнения: подобного рода возможностей у Лукашенко нет ни с одним из демократических лидеров в мире. По факту, Лукашенко за время президентства оформился в одного из ближайших сателлитов РФ, оказавшись в изоляции по отношению к остальному международному сообществу. При том, что внешне между Лукашенко и Путиным ссор и споров стало много. Причем тенденции складываются таким образом, что в перспективе между Москвой и Минском  споров станет еще больше. Вплоть до политических кризисов и торговых войн. Например, уже есть предпосылки к сельскохозяйственным «торговым войнам». (Прим: напомним нынешний конфликт между Украиной и Россией когда-то (в 2013-м) тоже начинался с «торговых войн» и «торговых бойкотов». Прежде всего, на рынках продовольствия).

«Союзный проект» между Беларусью и Россией основательно дал трещину. «Евразийская интеграция» зашла в тупик и продолжает разваливаться.  Геополитические конструкции, не имеющие под собой какой-либо экономической основы, оказались несостоятельны на практике. РФ оказавшись под валом нарастающих экономических проблем (в том числе, под влиянием санкций стран Запада), заняла жесткую прагматичную позицию. В том числе, по отношению к своим немногочисленным ближайшим союзникам. Например, один только российский «налоговый маневр» сделал уязвимой Беларусь. Конкретный показатель, насколько реально уязвимой является современная Беларусь, замороженная в реформах за многие годы президентства Лукашенко.

Тем более, что других «опор», кроме как опоры на Кремль, у нынешней белорусской власти нет.

Беларусь нуждается в международной поддержке. Прежде всего, со стороны Европы (учитывая, что Беларусь является частью Европы, одним из важных элементов в системе европейской безопасности). В поддержке ради системных реформ, которые могли бы повысить инвестиционную привлекательность страны, выведя ее на путь на устойчивого развития. В поддержке ради интересов демократии.

Отсюда вопрос третий: готова ли демократическая Европа (прежде всего, Украина) перехватить «российскую инициативу» в Беларуси?

Еще блоги

Мы в телеграм

Блоги