ЗАЩИЩАЯ ОЧЕВИДНОЕ Семен Глузман

2020-11-09 08:01 4902

Давние воспоминания. Неожиданные и сладкие времена горбачевской гласности и перестройки. Я ночую у вернувшихся в Москву из ссылки Андрея Дмитриевича Сахарова и его жены Елены Георгиевны. Мы не виделись много лет. Они рассказывают о своей жизни в Горьком. О жестком принудительном кормлении объявившего голодовку протеста всемирно известного гражданина и ученого. О попытке местного профессора психиатра убрать с помощью гипноза антисоветские убеждения Андрея Дмитриевича. О присмотренном на местном кладбище для себя участке…

Елена Георгиевна врач, педиатр. Говорим и о медицине. О необходимости модернизировать подготовку врачей и т.д. и т.п. О причинах появления в СССР диких профессоров гипнотизеров. Наивные, впереди у нас эпидемия веры в целителей и кудесников.

Чуть позднее, еще при Горбачеве я пассивно участвовал в инспекционной поездке группы специалистов из Всемирной Психиатрической Ассоциации в специальную психиатрическую больницу МВД СССР в Днепропетровске. Диссидентов там уже не было, но было прежнее, уже описанное некоторыми ее узниками. Были мрак, безысходность и почти полное несоблюдение принципов цивилизованной медицины…

Заканчивая осмотр больницы, высокочтимый английский врач, президент Королевского Колледжа психиатров Великобритании Джеймс Бёрли, неожиданно обнял главного врача этого псевдомедицинского узилища Геннадия Клепикова и произнес: «Геннадий, я глубоко, искренне сочувствую тебе. Ты работаешь в нечеловеческих условиях!» Именно так, мудрый Джим понял главную причину этого ужаса – советскую Систему.

Но были ли вся система советского здравоохранения ужасна? Хочу в этом тексте быть максимально объективным: нет, система Семашко, так она называлась, спасла страну и населявших её людей. И не только от эпидемий. Да, она не была предназначена для поддержки и спасения многомиллионных жертв ГУЛАГа и Голодомора. Тоталитарное государство спасало не всех своих граждан. Она была категорически изолирована от иных, «капиталистических» систем здравоохранения. Руководимая совсем не министерством здравоохранения, а не публично работавшим партийным аппаратом (об этом не знали советские граждане) она оказалась эффективной.

В последние годы существования СССР неожиданно для себя, откровенный антисоветчик и вчерашний лагерник я был каким-то высочайшим повелением возвращен в практическую медицину. Работал педиатром. Увидел многое. Скажу кратко: ситуация в советской медицине соответствовала общей социально-экономической ситуации в угасающей, но по-прежнему жестокой тоталитарной стране. Это прежде в советской системе работали такие исключительные профессионалы как выдающийся эпидемиолог Лев Васильевич Громашевский, онколог Ростислав Евгеньевич Кавецкий… Я застал период угасания .В те годы должности директоров отраслевых институтов, ректоров, министров здравоохранения занимали чиновники из партийных органов, в первую очередь, из аппарата центрального комитета КПСС. В результате угасала вся система.
Разумеется, и тогда были прекрасные врачи, молодые и старые. Страна была абсолютно закрыта, уехать из СССР было практически невозможно. Как правило, руководителями в системе здравоохранения они не становились. Но их знаниями и опытом пользовалась советская медицинская номенклатура. Они по просьбе начальства писали для него диссертации, готовили тексты научных докладов. Так жила вся страна.

Высшее руководство той страны, не имея возможности лечиться в зарубежных клиниках, создало для себя отдельную, закрытую систему здравоохранения – Пятое управление минздрава. В Украине главным подразделением этой системы была закрытая больница в пригороде Киева Феофании. На самом деле, качество лечения в этой системе было посредственным, там работали не самые умные и опытные специалисты, но тщательно проверенные КГБ. Именно поэтому в серьезных случаях туда привлекали действительно лучших врачей из обычных больниц. «Вельможные тела» (выражение моего отца, профессора медицины) требовали лечения у лучших, пусть и биографически «нечистых».

Яркую иллюстрацию несостоятельности, неэффективности руководства советским здравоохранением показала чернобыльская катастрофа. Многие и сегодня помнят телевизионное интервью украинского министра с гениальным советом: «Закрывайте форточки!». Не более того. Да и не мог киевский министр нарушить партийную дисциплину и сказать вразумительную правду. Сам глава СССР Михаил Горбачев тогда долго и упорно молчал…

Многое изменилось. Но далеко не всегда в лучшую сторону. Сегодня основное требование государственного аппарата к украинскому врачу – вести документацию на украинском языке. Качество диагностики и лечения дело второстепенное. Модернизация, реформирование системы не проводились. Не было для того стимула ни у наших президентов, ни у сопровождавших их законодателей. И не могло быть: страна открыта, есть личные самолеты, лучшие западные клиники всегда готовы открыть двери для арабских шейхов и украинских олигархов. Эти, фактически возглавившие нашу независимость, лечением в Феофании брезгуют…
Бесконечная череда министров и их заместителей. Как правило, не из практических врачей. Купленные или заработанные непосильным сексуальным трудом места в номенклатуре. Мелкие, ничтожные личности, на короткое время присосавшиеся к коррупционному бюджетному шлангу. Окармливающие, в свою очередь, так называемые антикоррупционные органы. Такова традиция, унаследованная из СССР. В тамошнем КГБ также функционировали подразделения, сопровождавшие коррупцию и отнюдь не боровшиеся с ней. Сегодня – в патриотически мыслящем СБУ. И примкнувших к нему НАБУ, НАЗК и т.д. Была надежда на Зеленского, так нам казалось. Но вскоре на государственном табло высветилось: главный советник Зеленского по медицине – Михаил Радуцкий. Чудо не состоялось. И не состоится, в театре реформы глухой и длительный антракт. Плохой сценарий пьесы и никудышние актеры.

И вот – очередной всплеск надежды. Неожиданный и странный. Главным режиссером в умирающем театре назначен Степанов. И, как не удивительно, появились признаки возможного выздоровления медицинской системы. А потому и конфликты, неизбежные в такой ситуации. В первую очередь с Ульяной Супрун и ее наследниками в самом министерстве здравоохранения. С наследниками, уверовавшими в свою бесконечность.

Первый результат: медицинская общественность запомнила имя своего министра. Появилась надежда. Хотя недолгое, но яркое царствование в системе Ульяны Супрун оставило глубокие раны. У нас, у медиков и у наших пациентов действительно появилась надежда. Потому что в самой системе здравоохранения появился здравый смысл. Увы, так было недолго…

Я – не о коронавирусе. Реальный враг едва начавшей выздоравливать системы здравоохранения опаснее вирусной инфекции. Он – наши так называемые политики. Привычные ко лжи интриганы, не раз менявшие свою клановую принадлежность. Питающиеся не только депутатскими и чиновничьими зарплатами, но и всеми иными, в основном, нелегальными доходами. Им бы требовать от Зеленского и его (!) правоохранительных органов жесткого и объективного расследования последствий деятельности Супрун в Украине. Но они заняты другим, гораздо менее опасным: травлей министра Степанова.

А потом будет как всегда. Поддержат опять рвущуюся к власти Супрун. Публично облизав ее своим нечувствительным к гадости небрезгливым языком. И в результате поток уезжающих из Украины врачей и медсестер резко усилится. А эти, глубоко безнравственные украинские политики, разумеется, патриотически настроенные, привычно повторят подвиг откровенной аморальности советского литератора Сергея Михалкова, автора гимна Советского Союза и, одновременно, принадлежавшей ему русской православной церкви. Он, классик советской литературы, в узком кругу часто повторял знаменитое изречение римского императора Веспасиана: деньги не пахнут!
Эту историю откровенного цинизма рассказал мне в конце 60-ых прошлого века, преследуемый властью знаменитый писатель Виктор Платонович Некрасов. Сегодня в силу трех причин не состоящий в категории «Гордость Украины». Русский по национальности, писал и говорил исключительно на русском языке, называл войну, в которой лично участвовал и был тяжело ранен, Великой Отечественной. Господину Шмыгалю прошу мой текст не показывать…

Итак, ранний Хрущев любил встречаться с советской интеллигенцией. Вдохновлялся новыми государственными решениями, что ли. Вот на таком званном обеде у главы государства Сергей Михалков, незадолго до этого такими же словами и движениями ко всему привычного языка славивший Сталина, произнес тост о величии и бесконечной мудрости друга и покровителя всех советских поэтов и прозаиков Никиты Сергеевича Хрущева. Окружающие, также не блюстители морали и искренности, не в полном объеме поддержали яркую эмоцию Михалкова. Почувствовав холодок, уже чрезмерно выпивший Михалков громко произнес: «Считаете меня блядью? Да, можете так считать. Но я не просто блядь, я блядь у коммунистической партии!»

К чему я это вспомнил? К настоящему. И, к сожалению, будущему. Атаку на министра Степанова осуществляют профессиональные бляди, составляющие большинство в украинской политике. Внуки и правнуки Сергея Михалкова. Признаюсь, этот мой обильный эмоциями текст – реакция на «полемику» в украинских телевизионных каналах, где стая разнообразных депутатов подобно голодным волкам рвёт мясо на человеке, который в силу свей должности не может ответить на сугубо провокационные вопросы вполне информированных циников. Где вполне знакомые с особенностями украинской политики люди задают министру Степанову вопросы, на которые он в силу украинских реалий не имеет права ответить. Не сомневайтесь, депутаты Шуфрич, Геращенко, Стефанишина и подобные им прекрасно знают, кто удерживает руку Степанова от решительных действий, от полного очищения минздравовской конюшни. Знают об особенной позиции президента Зеленского и ее зарубежных причинах, о протекционизме «своим» премьера Шмыгаля, о полном игнорировании проблемы социальным министром Лазебной, обязанной вместе со Степановым принимать серьезные решения.

А пока – вездесущая и гиперактивная Супрун координирует деятельность оставшихся в минздраве многочисленных супрунят и всерьез думает о возвращении в кресло. Выполнивший приказ и.о. министра Супрун , лично уничтоживший в Украине всю санитарно-эпидемиологическую службу Виктор Ляшко бесстыдно и бессовестно работает заместителем министра Степанова.

Чиновники, знающие ситуацию в подробностях, шепотом, (а как же иначе), рассказывают, что некоторые наши западные партнеры (не мои!) оказывают нарастающее давление на Владимира Александровича Зеленского, требуя увольнения «антиреформатора» Степанова. Пока наш президент не уступает, он прекрасно понимает, что возвращение Супрун резко ухудшит его личную ситуацию. А вдруг уступит? И поставит на его место, пусть и не Супрун, но мелкого и услужливого Виктора Ляшко, прежде смертельно согрешившего перед Украиной. Но так и не осознавшего свою вину, не покаявшегося.

Смею утверждать: эпидемия коронавируса вызвана не злой волей министра Степанова, а вполне природной причиной. Иное дело – состояние нашей медицинской системы, последовательно и сознательно разрушенной Ульяной Супрун и ее командой молодых реформаторов. Им бы всем сегодня по очереди идти к следователю, а кому-то и в тюрьму. Но они, бесстыжие, опять норовят во власть.

Специальное дополнение для особо подозрительных. С министром Степановым я познакомился недавно. В дружеских отношениях не состою. Как не состоял в каких-либо отношениях с советским генералом Петром Григоренко, за признание которого психически здоровым я был наказан семью годами лагерей строгого режима и тремя годами ссылки в Сибири. Более того, вообще с Григоренко не был знаком.

Сегодня, являясь членом Медицинского Совета при министре Степанове, посещаю эти собрания редко. Далее, никакого финансового вспомоществования от министра не получаю. Ни в конверте, ни в официальном режиме. Живу скучно и скромно. Одним утешаюсь: возможностью открыто сообщать свое брезгливое отношение к депутатам, работающим киллерами системы украинского здравоохранения.

Источник ФБ

 

Подпишись на наш ТЕЛЕГРАММ- КАНАЛ - узнай о самом важном в Украине и мире

Еще блоги

Cоздание печатей заказать изготовление. . https://klishe.net клише для тиснения кожи сделать - выгодная цена на штамп для кожи.