Харьков и равновесие, которое оставил после себя Геннадий Кернес Елена Лебеденко

2020-12-17 11:24 9234

Узнала о смерти Кернеса и расплакалась. Никогда бы не подумала...

Вспомнила, как он стал совладельцем нашей телекомпании, и мы ждали его на входе, а наш редактор криминального отдела сказал - зря вы тут столпились, он через форточку зайдёт. Тогда мы шутили - хорошего человека Адольфовичем не назовут.

Именно он однажды обложил меня таким многогранным матом, что я - девочка, выросшая на рабочей окраине, где на дискотеках рядом с тобой вылетали челюсти от ударов битами, а ты невозмутимо продолжал танцевать, так вот я от его мата была в шоке.

Я тогда делала репортаж с сессии горсовета, где были вопросы Кернеса и второго нашего совладельца. Но поддерживать Кернеса было взападло. Поэтому я сделала репортаж без его вопросов. Меня вызвали на канал ночью, и из того, что я услышала в свой адрес, здесь можно написать только одну фразу - ТЫ ШО ДУМАЕШЬ, САМАЯ УМНАЯ?! Все остальное непереводимо.

Мне он казался исчадием ада, но сегодня я вспоминаю то, что перекрывает все остальное.

Когда он узнал, что у нашей любимой Доли - нашего редактора пошли метастазы, он позвал ее к себе и дал деньги на лечение в Германии со словами - только не надо никому рассказывать. Он подарил ей 5 лет жизни.

А потом он запустил целую программу материальной помощи онкобольным в Харькове.

Когда моя мама - лидер независимого профсоюза харьковского завода Коммунар где-то раздобыла его телефон и трезвонила ему (уже мэру) в 11 вечера, он прорычал в трубку - Лебеденко, где ты взяла телефон? Ты на часы смотрела??? На что мама сказала - а раньше Вы трубку не берёте! Он назначил время и решил все вопросы. Он всегда выполнял то, что обещал. Он встречался с харьковчанами и знал проблемы города и людей.

От его окружения я впервые узнала о сдержках и противовесах. Он вызвал меня к себе и предложил делать расследование о делах его врага. Сидеть в засаде возле офиса человека, окружённого бритоголовыми мальчиками, было страшно. А отказать - непросто. Я сильно нервничала, и с непосредственностью 90-ых, спросила у того, кто сопровождал меня на встречу - почему он его просто не убьёт? «Запомни, деточка, главное в жизни - сохранить равновесие. Нарушишь - и все полетит к черту»...

Держал ли он Харьков в равновесии? Мне кажется - да. Сегодня мне два человека сказали - теперь они Харьков разорвут.

Возможно сегодня я склонна идеализировать, но я думаю, что после ранения он иначе увидел себя и свою миссию.

Моей маме он сказал - «Что бы обо мне ни говорили, Харьков для меня все». И город, который он оставил после себя, не сравнить с тем городом, из которого я уезжала.

Спасибо Вам, Геннадий Адольфович.

Источник ФБ

Подпишись на наш ТЕЛЕГРАММ- КАНАЛ - узнай о самом важном в Украине и мире

 

Еще блоги