Мир Фестиваль мира: как удалось победить терроризм на Филиппинах

2019-02-11 16:30 10020

 

15 февраля на Филиппинах состоится международный Фестиваль мира «Вместе за мир во благо достижения целей устойчивого развития» (ЦУР).

Фестиваль состоится в г.Булакане, на местном стадионе. Ожидается, стадион вместимостью 30 тысяч человек будет заполнен полностью.

Организатором фестиваля является международная негосударственная миротворческая организация HWPL, созданная в Южной Корее.

К фестивалю приучен 30-й международный тур председателя HWPL Ли Ман Хи.

Традиционно HWPL уделяет много внимания построению мира и стабильности на Филиппинах.

В 2015 году именно при посредничестве HWPL удалось прекратить войну на острове Минданао, которая на протяжении более четырех десятилетий происходила между католиками Севера и мусульманами Юга Филиппин. Для сравнения: попытки официальных филиппинских властей в 2012 году самостоятельно остановить эту же религиозную вражду в конечном итоге, так и не привели к успеху. В итоге, сработало давнее правило: построение мира усилиями какой-либо отдельной страны проблематично,  это задача для коллективного сотрудничества всего международного сообщества. Не только на межгосударственном уровне, но и при активном участии международных организаций. Ну а одним из основополагающих гарантов обеспечения устойчивого мира является международное право.

Урегулирование конфликта на Филиппинах – это конкретный пример успешной реализации принципов Декларации о мире и прекращении войн (DPCW), которая устанавливает конкретный последовательный порядок как не допустить конфликты, как конфликты мирно урегулировать, а впоследствии обеспечить надежные гарантии постконфликтного урегулирования.

Успех достижения мира на Филиппинах – это конкретный пример, что принципы DPCW могут быть задействованы для урегулирования конфликтов в других регионах мира. Например, HWPL также прилагает миротворческие условия для построения устойчивого мира на Балканах. Кроме того, HWPL имеет намерения и конкретные возможности к обеспечению мира в Украине, а также на всем пространстве Балтийско-Черноморско-Каспийского сообщества.  

Тем временем, HWPL достигнутыми филиппинскими успехами не ограничилась и сосредоточила усилия на укреплении гарантий именно устойчивого мира.

«Мир должен начинаться с воспитания молодежи», - поставил основную задачу председатель HWPL Ли Ман Хи. В январе 2018 года между HWPL и филиппинской провинцией Адамат были достигнуты договоренности о запуске в местных школах и вузах курса «Уроков мира». Это был первый образовательный проект, официально запущенный в мире. Впоследствии, по ходу прошлого года «Уроки мира» были открыты еще в некоторых странах мира. Есть также планы в дальнейшем расширять данную практику.  

По ходу предстоящего 30-го международного тура HWPL на Филиппины речь идет о реализации еще одной инициативы – проект «Комнаты мира», который будет реализован в публичной библиотеке филиппинского города Параньяк.

Ну и вышеуказанный Фестиваль мира в Булакане. Это один из первых крупных Фестивалей мира, который будет организован за пределами Южной Корее. Как известно, традицию ежегодно отмечать Фестиваль мира создал южнокорейский Сеул. Соответственно, в перспективе следует ожидать проведение аналогичных фестивалей мира также в других странах мира. Например, в Австралии, где на днях запланирован Саммит мира лидеров стран Тихоокеанского региона.       

«Главная цель Фестиваля мира заключается в том, чтобы вдохновить граждан на участие в строительстве мира», - обозначил цель фестиваля официальный представитель HWPL Ян Со.

Основной акцент филиппинский Фестиваль мира сделан на имплементации основных принципов миротворчества, установленных в DPCW. Особенно, отмечается призыв к государствам воздерживаться от применения силы при любых обстоятельствах (ст. 1 Декларации), приоритетов мирного урегулирования споров и конфликтов (ст.6), а также распространение культуры мира (ст.10). Ну и, пожалуй, применительно к филиппинским реалиям наиболее важное значение имеют гарантии построения мира между религиями (статьи 8 и 9 Декларации). Учитывая давние конфликты между филиппинскими мусульманами и католиками. Хотя мир между противоборствующими сторонами удалось достигнут, но постконфликтное урегулирование еще длительный срок будет сохранять актуальность. 

 Накануне, в конце января нынешнего года в южном филиппинском городе Холо террористами-смертниками снова был совершен крупный теракт, в результате которого погибло более 18 человек. Теракт был совершен на территории местного католического храма. Ответственность за совершение теракта сразу же взяло «Исламское государство».

Напомним, «Исламское государство» (ИГ) формально имеет свое присутствие на Филиппинах. Причем «Исламское государство» с января 2016 года на Минданао даже провозгласило «халифат».  Какие-либо светские законы на территории «халифата» не действуют – исключительно шариат.  

Основу филиппинского «халифата» составили четыре местные террористические группировки. Прежде всего, «Абу-Сайяф», которая была создана в 2014 году как местная ячейка «Аль-Каиды», и сосредоточила  сеть преимущественно, в районах  Басилан и Сулу. Во-вторых, «Джамаат ат-Исламия», имеющаяся разветвленную сеть вообще по всех странах Юго-Восточной Азии. В-третьих, группировка «Мауте», которая, по сути, является ячейкой «Абу-Сайяф», только локализованной в районе Бутич (Южный Ланао). В-четвертых, «Исламские борцы за свободу Бангсаморо».

Отметим, филиппинский «халифат» с момента создания дебютировал резво, дерзко бросив вызов официальным властям. Пик расцвета «халифата» наблюдался в 2017 году, когда «исламисты» захватили город Марави и на протяжении нескольких месяцев прочно удерживали осаду. Однако, в конечном итоге, исламские группировки были разгромлены. 17 октября 2017 года официально считается как дата освобождения Марави от террористов «Исламского государства». С тех пор филиппинский «халифат» не давал о себе знать. Попытки запустить новый этап насилия наблюдаются с начала нынешнего года.

 Однако, в любом случае, маловероятно, что Филиппины станут новым фронтом борьбы против международного терроризма. Есть к этому существенная местная специфика.

 Во-первых, не нужно преувеличивать степень «исламской угрозы» на Филиппинах. В общей численности боевиков «Исламского государства», сражающихся в Ираке и Сирии, выходцев из стран ЮгоВосточной Азии не более, чем 1,6 тысяч (то есть только 5% от общей численности).

 Во-вторых, «Исламское государство» изначально старалось дистанцироваться от своих филиппинских последователей. И по сути, «халифат» на Филиппинах имеет сугубо значение. Преимущественно, это попытка растянуть фронт глобального противостояния международному терроризму, где самая главная задача – отвлечь внимание международного сообщества от основного фронта борьбы – в Ираке и Сирии, где боевики терпят существенные потери под ударами международной антитеррористической коалиции. Так, сейчас в Ираке и Сирии, как известно, по позициям «Исламского государства» нанесен существенный урон. Таким образом, пока боевики залечивают раны, сейчас актуализируются риски всплеска активности террористов в других регионах мира.

Наиболее рисковыми являются Северная Африка (особенно, в Мали и на линии Сахеля).  Еще один рисковый регион – страны Юго-Восточной Азии, где сосредоточено существенное исламское присутствие. Индонезия и Малайзия, которые являются самыми крупными исламскими странами по численности населения, учитывая их многочисленные социальные и экономические проблемы, потенциально имеют хорошую социальную базу для вербовки террористов на фронты «Исламского государства».

Индонезия – с давних пор является опорной базой «Аль-Каиды» в Юго-Восточной Азии.

Ну а Филиппины, с их уникальной в масштабах всего азиатского региона разветвленной и хорошо отлаженной террористической сетью, являются ключевой «транзитной перевалкой» террористов на основные фронты войны против терроризма.  К тому же, филиппинский «халифат» позволяет держать «на крючке» не только страны Юго-Восточной Азии, но и составляет угрозу безопасности Австралии. (Прим: отметим также, что филиппинский «халифат», сосредоточенный в южных провинциях страны, в какой-то степени на практике даже более организован и функционален, чем даже официальная власть страны, погрязшая в коррупции и бюрократии).    

 В-третьих, филиппинские группировки, хотя и объединились в «халифат», но даже между собой имеют существенные противоречия. Так, «Исламское государство» по всему миру традиционно держит дистанцию от «Аль-Каиды». А к филиппинскому «халифату» как уже отмечалось, вообще относится скептически. «Джамаат ас-Ислами» - это сугубо региональное исламское формирование, которое распространяет влияние только по странам Юго-Восточной Азии. Ну а   «Мауте» - локальная группировка, действующая в южных филиппинских районах.

Другими словами, этот нюанс – еще одно подтверждение, что предпосылок к возобновлению полномасштабного конфликта на Филиппинах нет. Тем более, что основные местные группировки были разгромлены еще в 2017 году, по завершении военной кампании в Марави.

Скорее всего, январский теракт в Холо – это скорее, попытка давления на светские власти. Накануне проведения местного референдума. Исламские общины южных регионов страны давно призывают официальные власти Филиппин к предоставлению «широкой автономии».

 В-четвертых, «Исламский халифат» на Филиппинах, если посмотреть на расклад в хронологическом контексте, был создан в тот момент, когда США приостановили свою многолетнюю программу военной поддержки в регионе («Несокрушимая свобода»). Соответственно, «исламисты» сразу же предприняли попытку перехватить инициативу. Захват Марави стал результатом, прежде всего, неэффективной политики филиппинских властей, которые на практике оказались не в состоянии самостоятельно выстроить систему национальной обороны и безопасности. Как результат, конфликт в Марави удалось разрешить снова после непосредственного вмешательства американцев.

Соответственно, с тех пор военный альянс между США и Филиппинами был укреплен. Это по-прежнему существенная гарантия безопасности для всех стран Тихоокеанского региона. Учитывая, что попытки дестабилизации на Филиппинах прежде всего, создает угрозы безопасности Австралии. Ну и, конечно же, негативно бьет по сопредельным Индонезии и Малайзии.

 Таким образом, опыт мирного урегулирования на Филиппинах позволяет сделать ряд основных выводов.

Во-первых, любой конфликт (даже наиболее сложный, затяжной и кровавый) можно урегулировать на основе мирного сценария, обеспечивая диалог между противоборствующими сторонами, без использования военной силы. В том числе, конфликт между религиями.

 Во-вторых, миротворчество наиболее эффективно на основе коллективного международного сотрудничества. Особенно, с задействованием международных институций (структуры ООН) и многочисленных международных организаций. Построение устойчивого мира – это задача всего международного сообщества, усилий какой-либо отдельной страны в этом контексте недостаточно.

 В-третьих, одним из основных инструментов урегулирования конфликта является международное право. Принципы Декларации о мире и прекращении войн (DPCW) были успешно обкатаны для урегулирования филиппинского конфликта и заслуживают на их повсеместное использование в конфликтах в других регионах мира.

Ну а базовыми условиями прочного мира является развитие системы образования, воспитание молодежи, а также активная работа масс-медиа по распространению культуры мира.

К миру нужно воспитывать, а не принуждать.     

загрузка...
загрузка...

Еще по теме

Еще новости в разделе "Мир"

Мы в телеграм